Мир моды идет к парандже

Александр Васильев - один из самых популярных экспертов по истории моды. Энциклопедист, искусный рассказчик, обладатель тонкого изящного юмора, он держит в напряжении любую аудиторию. Он - владелец самой крупной в мире коллекции старинных костюмов и фотографий, посвященных российской моде, автор фундаментального труда "150 лет русской моды". Живет он в Париже, но застать его там большая удача, он вечно в движении - Лондон, Марокко, Черногория, Литва, Стамбул, Париж и вот Москва, где он и дал это интервью. А потом Баку, Санкт-Петербург, Киев. Он работал в 26 странах мира.

- В одной из своих лекций вы обронили фразу: мода - это коллективное сумасшествие.

- Да, это так. Трудно логически, рациональными доводами объяснить, почему люди выбирают фасон платья, имя ребенку, марку мобильника. Есть мода на манеру сидеть, манеру ходить, манеру говорить. Мода на музыку, на религию, мода на отдых. Вдруг все едут в Куршавель. А через год это будет Сант-Мориц. И я, как историк моды, изучаю то неуловимое и эфемерное, из чего и состоят те понятия, которые я перечислил. Мода - это образный кодекс стиля жизни человечества.

- А сильно отличаются люди по манере одеваться в Париже и в России, Украине и Прибалтике?

- На Западе мода - важная сфера индустрии и торговли, потому что у них нет нефти и газа. Этим странам надо делать деньги, у них нет другого выхода. Итальянцы вынуждены менять фасончики и диктовать нам, как одеваться. В этой индустрии работают сотни тысяч людей, и они обязаны быть на высоте, а нам это не обязательно. Здесь мода никогда не станет самостоятельной, пока есть другие способы зарабатывания денег. Мы всегда будем догонять. И в то же время, если мы окажемся на улицах Парижа, то увидим: парижане одеваются не ахти как. Они ходят, кто в чем, не особенно усердствуют с косметикой, с прическами, одеваются в удобные, простые вещи. Испанки и итальянки тратят намного больше денег и времени на покупки в дорогих магазинах, чем француженки. Жительницы Милана, Рима или Флоренции всегда хотят показать, насколько они замечательны, насколько утончен их вкус, насколько хорошо они умеют выбрать тот или иной аксессуар, те или иные цветовые сочетания. Во Франции это вы увидите гораздо реже. А в итоге вот что надо признать: в мировом масштабе все-таки победила американская мода. Я имею в виду трикотаж, кроссовки, пластиковые брюки. Мне это не близко, это одежда для масс. Мода - для избранных, а такая одежда - для всех.

- То есть существует мода для элиты и мода для масс?

- В мире существует тенденция, чтобы мода низов приходила вверх. Рваные джинсы, поношенная одежда, вещи из прошлого. Потому сейчас очень популярен винтаж. Сильно проявляется подражание афроамериканцам, стилю деклассированных элементов - это татуировки, пирсинг. Люди, которые хотят одеваться модно, должны иметь на это время. Это важнее, чем деньги. Надо следить за последними парижскими, миланскими, нью-йоркскими, лондонскими показами, надо вчитываться в строчки модных журналов, просматривать показы по телевидению, на видео, надо жить ритмом моды. А все остальные могут только разглядеть хвост этой огромной кометы, которой является современная мода.

- Есть жертвы моды, но есть ее законодатели. Кто они?

- Это сильные личности. Это те, кто идет наперекор главному направлению, кто в стиле жизни, интерьере, в покрое одежды придерживается только своих взглядов. Чтобы быть законодателем моды, надо иметь независимый склад ума, ставить себя не в центр модного направления, а идти наперекор ему. В прошлом это лорд Байрон, Оскар Уайльд, Феликс Юсупов. Джон Леннон ввел моду на гитару, на круглые очки, на жен-японок. В России влиятельной законодательницей моды была Алла Пугачева: копировали ее прическу, юбки, словечки. Другой законодательницей моды была Эдита Пьеха - подражали ее элегантности, ее платьям, ее парикам. Можно назвать Светлану Светличную, которая была эротическим символом советской эпохи. А кто сегодня? У нас нет икон моды. Нет тех, на кого можно молиться. Это драма хоть России, хоть Украины - нет законодателей мод. Между тем мода - это часть национальной самоидентификации, плюс репутация страны за рубежом. Раньше Запад ассоциировал русскую женщину с интеллектуальным, одухотворенным созданием, достойным стать музой гения: жена Пикассо, жена Дали, Фернана Леже, Матисса, Роллана - все они были русскими. Сегодня же женщина с постсоветской территории ассоциируется с той, которая может лечь рядом, причем не только с гением, но со всяким, кто заплатит. Это "жена по Интернету", это прислуга, это женщина легкого поведения. Это блондинка - чаще всего ненатуральная, которая ходит в джинсах в обтяжку, с голым пупком и на высоких каблуках, а на голове у нее этакий кокошник в виде очков, усеянных стразами.

- Я знаю, что вы даете в Литве семинары, где ученицы могут провести с вами 10 дней в живом общении. Чему вы их учите?

- Ежедневно теоретические занятия, на которых мои прелестные ученицы знакомятся с историей моды XX века, тенденциями современной моды, учатся анализировать эти тенденции и воспринимать их правильно. Есть и практические занятия - мы посещаем Дома высокой моды, ателье, реставрационные мастерские, выставки костюмов, дворцы, музеи.

- Я слышал, вы сторонник того, чтобы миром правили женщины...

- Да, это было бы замечательно, если бы во всех странах были женщины-президенты. Жаль, что во главе Украины не Юлия Тимошенко. А особенно не помешала бы женщина-президент России. У России тогда была бы менее угловатая внешняя политика. Она бы тут же помирилась с Украиной, Грузией и Прибалтикой, вообще никогда не ссорилась бы с соседями. Женщина находит возможность решить многие вещи с помощью обаяния, шарма, она никогда не пойдет на конфронтацию.

- Вы часто бываете в постсоветских государствах. Ваши впечатления?

- Ни Россия, ни Украина, ни закавказские государства не отстают от мировых тенденций в моде. Из постсоветских стран я чаще всего бываю в Прибалтике. Когда эти страны вошли в Евросоюз, то потеряли всякий интерес к моде. Стала доминировать повседневная одежда. А вот в России или Украине есть четкое разделение одежды на модную или немодную. Возникла "модная" журналистика. Вот получил имейл из Самары, там собираются издавать журнал, посвященный моде Поволжья, представляете?! Почти в каждом городе проводятся конкурсы дизайнеров моды, выставки молодых талантов.

- На моду влияют личности - дизайнеры, законодатели моды. А что еще?

- Мода - зеркало истории. Она отражает политические события. Войны, революции, кризисы диктуют не только манеру одеваться, но и что надевать. Вот теракт на Дубровке - в моду вошла черная одежда а-ля шахидка и мода на пояса смертниц. Стиль милитари, который возник из-за войны в Ираке, сегодня очень распространен на Западе.

- Мода, говорят, непредсказуема. И все же можно дать прогноз ее развития на ближайшее время?

- Мне кажется, что сейчас мода не на красоту в классическом понимании, а скорее на какой-то недостаток, на странность во внешности. Например, главное направление в моде начала этого века - азиатское, я бы даже сказал индийское, это мода на пирсинг, металлические гайки, которые вставляют в губу, в язык, чего никогда не было раньше. При этом это странное желание - демонстрировать обнаженный животик с пирсингом в пупке, чтобы показать: видите, какая я худенькая! Это значит заставить других страдать еще больше и побуждать мужчин оборачиваться. И в результате женщины часто заведомо себя уродуют, потому что этого требует мода. Есть и проявление фашистских тенденций: идеалом провозглашаются только стройные красавицы, а полненькие задвигаются в тень. Это фашизм по отношению к другим, у которых нет идеальных пропорций в фигуре. Потому что, конечно, полных женщин гораздо больше, чем худых. Потому что они матери, они кормят. Начало нового тысячелетия сильно повлияло на характер мужской моды, когда стали цениться нестандартные черты, уродливая внешность. Например, бритые головы. Считаются ценными татуировки, гайки и пирсинг, которые делают мужчину диким, но, может быть, и более притягивающим из-за элементов опасности, которыми отличается его внешность. Мужчины низводят себя до уровня деклассированного элемента, то есть экстремального слоя общества. И это притягивает женщин. В конечном итоге победит мусульманская мода. По окончании войны с мусульманским миром дамы будут носить не короткое и длинное, а паранджу. Мода станет промусульманской и прокитайской одновременно. Китайская мода завоюет мир в ближайшие 20 лет. Так что стиль будущего: короткие ноги, длинный торс, темные волосы, раскосые глаза, воротник-стойка и паранджа. И не думайте, что я шучу. Это мой прогноз как историка моды. История человечества показала, что стрелки часов моды не останавливаются ни на секунду. И дело историка моды - донести до следующих поколений то, что сумели собрать мы сегодня, а не то, что они смогут собрать после нас.

Николай Андреев CN-"Day"

Источник публикации: MIGnews.com.ua. 



В конец страницы
На главную
Контакты
Английская версия


 
Наверх
На главную
Контакты
Выставочная компания Эксподиум
Дизайн: SASHKA